Неделя о мытаре и фарисее.

21 ФЕВРАЛЯ – НЕДЕЛЯ О МЫТАРЕ И ФАРИСЕЕ

Не успели завершиться дни праздничные, святочные, уже подходит время Великого поста. И это прекрасное время — время покаяния, когда в храмах начинают петь дивное песнопение «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче».И Церковь вновь открывает перед нами страницу Евангелия (Луки 18 гл. 10-14 ст.), где рассказано о двух молившихся людях: о праведнике и грешнике. Праведником был фарисей, человек благочестивый, исполнявший заповеди, предписанные законом. Молился он с чувством самодовольства, гордыни, а там, где гордыня, там рядом и осуждение. Поглядывая на стоявшего сзади мытаря, фарисей говорил: «Благодарю Тебя, Господи, что я не такой негодяй, как этот человек». Чувство собственной праведности распирало его, он стоял перед Богом гордый. Ему казалось, было чем гордиться: посты он соблюдал, на храм жертвовал, особых грехов не совершал. Стоял он перед Богом — а в то же время был от Него так далек, потому что он был доволен собой. Фарисей успокоился, и его душа не приближалась к Господу. Казалось бы, и слова – он говорил благочестивые: «Благодарю Тебя, Боже, что я не такой, как иные разбойники, прелюбодеи и грешники». Бога благодарил, как бы понимая, что это ему от Господа дано, но гордился, будто он сам этого достиг.В ветхозаветные времена люди молились во дворе храма. Так вот, фарисей стоял впереди, а мытарь где-то у входа, опустив голову, не поднимая глаз, потому что гордиться ему было нечем, и только повторял: «Боже, милостив буди ко мне, грешному». Потому что он искал у Бога не справедливости, а только милосердия. Он понимал, что по справедливости не может оправдаться перед Богом. Какие у него были грехи, кроме его скверной профессии (он собирал налог в пользу чужеземных завоевателей), мы не знаем, но мытарь чувствовал себя недостойным и только говорил: «Боже, милостив буди мне, грешному».Свой рассказ об этих людях Господь Иисус закончил так: «Эти два ушли из храма, но оправдан был мытарь и грешник, а не фарисей и праведник». Мы можем удивиться: как же так получается — человек, который соблюдал заповеди, оказался далек от Бога, а грешник был оправдан Господом и принят? В том-то и дело, что с одной стороны ни один человек не может выполнить все, и своими силами стать совершенно чистым от какого-либо греха. А с другой стороны, человек, который выполняет заповеди внешне, а в сердце сохраняет гордыню, осуждение и злобу, все равно стоит от Бога далеко. От Бога нельзя «откупиться» ни постами, ни жертвами, потому что, — говорит нам псалом, — «жертва Богу дух сокрушен», то есть печаль о своих грехах, «сердца сокрушенного и смиренного Бог не уничижит», не отвергнет.Как нам быть? Неужели, видя, что усилия фарисея были напрасны, мы должны отбросить соблюдение заповедей и поста, и просто жить, как придется? Нет, конечно. Совсем другое имел в виду Спаситель, рассказывая эту притчу. Надо стремиться прилагать усилия, каждый день и каждый час бороться с собой, со своими грехами, достигать чего-то, но помнить, что завтра мы можем это потерять, и вновь надо будет бороться, не ослабевая, но помнить: по справедливости мы все равно недостойны, а принимает нас Господь по своему милосердию.И поэтому никакого успокоения, никакой гордыни у нас не должно быть.Отменяя (в неделю мытаря и фарисея) на предстоящей неделе в среду и пятницу уставной пост, Церковь желает нас предостеречь от фарисейской самоуспокоенности, когда формальное исполнение церковных предписаний (пост, молитвенное правило, хождение в храм) становится целью духовной жизни. Святые отцы учат, что все это нужно исполнять, но видеть в этом средство к стяжанию духовных плодов.

Через эту притчу мы понимаем, что имел в виду апостол Павел, когда говорил, что человек спасается, не делами закона, а верою в Господа Иисуса Христа. Конечно: нужны и дела, и усилия по борьбе с грехом, но никогда не надо думать, что только своими силами мы себя усовершенствуем. Благодать Божия, милующая, прощающая, спасающая — вот наша надежда.

Приготовление к Посту начинается прошением, молитвой о получении смирения – это начало настоящего покаяния. Его корни питаются смирением – и смирение его плод и завершение. «Фарисейского избежим высокоглаголания (напыщенного многословия)» – говорится в кондаке этого дня, – и «научимся высоте смиренных слов мытаря…»И поэтому приходим к смирению, которое не осуждает, смирению, которое живет в нашем сердце, рождая простоту, скромность и трезвое видение себя в ясном духовном свете. И в этом смирении, в этой надежде будем повторять слова мытаря: «Боже, милостив Буди мне, грешному».

Прот. Леонид Затовский

Статья написана yugnoukrainsk

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели